Австралийский любитель Ленина

repert merdokИздательское подразделение империи Руперта Мердока обогатилось за счет продажи книги “Властелин колец”

Крупнейшим медиамагнатом на сегодняшний день, с которым, кстати, покойный Максвелл постоянно соревновался, является Руперт Мердок. Его медиавладения простерлись от США до Австралии, от Китая до Великобритании. Он владеет 12 телеканалами, 25 журналами, 200 газетами, авиакомпанией, киностудиями и т.д. Что его роднит с “бешеным чехом”, так это то, что он тоже обладает достаточно резким характером и управлять своим медиакоролевством предпочитает самостоятельно. Это очень бодрый 72-летний старичок. В июле 2003-го он в шестой раз стал папой.

Мама новорожденной девочки — 35-летняя Вэнди Денг — третья жена Мердока. Два года назад она уже осчастливила магната дочкой, в 33 года став матерью в первый раз. Четверо взрослых детей Мердока все как один работают в его корпорации News Corp Ltd. Все эти счастливые рождения примечательны еще и потому, что не далее как три года назад у бедняги Мердока выявили рак простаты и долго лечили, впрочем, он даже не стал менять своих рабочих планов и в каждую свободную от процедур минуту занимался делами концерна. Известие о его болезни вызвало в 2000 году падение акций News Corp Ltd на австралийской фондовой бирже в Сиднее аж на 15 процентов, но магнат сумел оправиться и даже родил двух девчонок. Австралия — родина Мердока, когда-то он там тоже начинал, как и предыдущие товарищи. И тоже с неприбыльной газетенки, доставшейся ему после смерти папы. Она была столь захудала, что конкуренты прислали ему с мамой письмо, дескать, если не продашь нам ее, мы ее придушим на раз. А Руперт взял, да и опубликовал письмо в газете. Это тоже было против тогдашних правил поведения мирных заштатных издателей, зато обывателям в округе было о чем поговорить еще с месяц. Да и конкуренты поняли, что парня голыми руками не возьмешь. Закончивший Оксфорд Мердок в юности тоже был славен своими социалистическими взглядами. “В молодости, — говорил Мердок, — вторым после отца авторитетом для меня был Ленин!” Позже, в зрелости, как любой нормальный человек, от “левизны” Мердок отошел. После той первой газеты Руперт купил еще пару провинциальных газет. Потом телекомпанию, затем обосновался на издательских рынках Австралии. Ну, а потом “вышел в люди” — пошел на завоевание мира. Наряду с желтыми газетами он покупал и респектабельные, не приносящие особого дохода, но служащие имиджу, а бизнес развивал как раз на доходы от желтой прессы. Он знал и победы, и поражения. Когда империя катилась к пропасти, Мердок безжалостно занимался реструктуризацией, продавал предприятия, чтобы погасить долги и взять новые кредиты. Сегодня это один из богатейших людей планеты. Ему, например, принадлежат газеты The Sun и News of the World. В прошлом году издательское подразделение империи Мердока обогатилось за счет продажи книги “Властелин колец” — был бум из-за одноименного фильма. А киноподразделение выехало на “Мулен Руж”, “В тылу врага” и сериале “Баффи — победительница вампиров”. В мае этого года в Москве открылся офис дивизиона наружной рекламы империи Мердока. Наши “наружники” заранее дрожат!

Я на тебе, как на войне

Тед Тернер бросился в пучины телебизнеса, не ведая запретов, и создал четвертую по значению в Америке телекомпанию новостей “Си-Эн-Эн”

До недавнего времени еще одним большим другом россиян был телемагнат Тед Тернер. Сейчас он продал большую часть своих акций (а иные и бесплатно подарил) и собирается отойти от дел. Как самый молодой из присутствующих здесь медиамагнатов Тед начинал не с захудалой газетки, а с убыточной телестанции. И создал четвертую по значению в Америке телекомпанию новостей “Си-Эн-Эн”. Знающие близко его люди говорили, что у Теда всегда было мышление игрока, и он всегда любил рисковать. Чувство опасности, в отличие от обычных людей, его всегда только подстегивало. Он не знал достаточно законов телебизнеса, для того чтобы испугаться, и он бросился в его пучины, не ведая запретов. Может, поэтому у него получилось. В начале пути Тернера тоже пугали конкуренты, он блефовал и вел себя нагло. Они смутились и отступили, подумав, что за плечами у Тернера мощная поддержка. А у него ничего не было. Была только вера в себя. Он создал первую вещательную станцию спутникового кабельного телевидения. Он создал первую сеть кабельных круглосуточных новостей (противники говорили, что круглые сутки никто новости смотреть не будет. А Тед просто ориентировался на разные слои населения, которые бодрствуют в разное время). В 1991 году “Таймс” назвала его “Человеком года”. Очень часто сотрудники Тернера называли его сумасшедшим. Критики предрекали ему провал, когда он соединил новости и кабельное телевидение. Но он рисковал и побеждал. Он купил фильмотеку “Метро Голдвин Майер” и показывал фильмы своим телезрителям, приводя в бешенство соперников, которые считали его подлецом, презревшим лицензионные стандарты телевидения. И так во всем. Он, кстати, всю жизнь проявлял непочтение по отношению к властям и нарушал устои. В детстве за непослушание его избивали соученики по военной академии и родной отец. Но Теда это не сломило. Он лишь привык во всем полагаться на самого себя. У него было много чудачеств. Уже будучи обладателем 100 миллионов долларов, он сам подстригал своих детей и ходил за своими гостями, выключая в доме свет, если они забывали сделать это. Летал эконом-классом. А потом вдруг тратил миллион долларов на какую-нибудь парусную регату. Кстати, на Играх доброй воли он потерял 28 миллионов долларов, и вообще любит заниматься благотворительностью, в этом он был схож с последней женой Джейн Фондой, с которой недавно разошелся. Путешествует Тед всегда налегке, терпеть не может багаж и ненавидит людей, волокущих за собой баулы. Одним из пиков его карьеры можно считать военную операцию “Буря в пустыне”. Тогда Буш-старший и Саддам смотрели только “Си-эн-эн”. “Я чувствую себя так, как будто постоянно нахожусь на войне”, — сказал он Джейн несколько лет назад.

Медиаакула в разрезе

В расцвет своей деятельности Роберт Максвелл владел 800 издательствами, газетами, журналами и телекомпаниями. Его подозревали в связях с несколькими разведками мира

Не кажется ли вам, любезные читатели, что есть нечто общее, что объединяет всех наших сегодняшних персонажей? Подытоживая трудную повесть о наших чудо-магнатах, хотелось бы отметить черты, которые отличают их от простых смертных. И именно в совокупности.
Все они начинали с малого. Будь то сын миллионера Херст или “безродный космополит” Максвелл. Никто не ставил их редакторами преуспевающих газет и не усаживал в кресло директора компании. Как честолюбивые солдаты они носили маршальский жезл в солдатском ранце. Все они начинали со скандала. Этой альфы и омеги желтой прессы. В самом начале пути им предстояла схватка с конкурентами, и, надо сказать, не всегда они вели себя благопристойно. То есть кодекс чести запинывался на время в самый темный угол.
Кто не рискует, тот не пьет шампанского. И, заметим, они его таки пили. Много и часто. Безжалостно они расставались с тем, что было нажито непосильным трудом, если возникала возможность вложить средства в новацию. А уж за техническим прогрессом они следили. Привлечение и переманивание лучших творческих сил — это тоже было им не чуждо. Все они меняли правила игры, в которую вступали, и частенько совершали нестандартные ходы (нередко с убытками, но что делать!). Все, как один, были склонны к чудачествам — Херст со своим имением, похожим на “сон взбесившейся домохозяйки”, Тернер со своими играми, Максвелл с завхозом-виконтом, Мердок со своим принципом старого крестьянина “все контролировать единолично”. И, наконец, все они отличались левацкими взглядами и странной любовью к России. У всех было многочисленное потомство и по нескольку жен. Дети тиражировались охотно и с любовью. У Херста — пятеро сыновей, у Максвелла — девять душ детей, у Мердока — шестеро и у Тернера — пятеро. Но почти на всех отпрысках природа отдохнула. Никто из детей не достиг пока такого положения, при котором их отцов называли медиамагнатами.

Comments are closed.

Set your Twitter account name in your settings to use the TwitterBar Section.