strachovoi polisОбщественность Кузбасса продолжает будоражить скандал, вспыхнувший в связи с нецелевым использованием страховых средств в областной больничной кассе (ОБК) “Кузбасс”.

Не отрицая важности страховой медицины как таковой, заметим, что на любой кухне котлеты должны быть отдельно, а мухи – отдельно. В истории же с ОБК “Кузбасс” “мухи”, весьма подпортили полезный продукт.

…Некоммерческая страховая медицинская организация ОБК “Кузбасс” создавалась “для обеспечения всего населения области гарантированным объемом бесплатной медицинской помощи” – значится в распоряжении губернатора Кузбасса от 13.12.91. Однако удержаться на этой некорыстной грани больничной кассе не удалось. И хотя действовала она в полном соответствии со своим уставом, то есть формально “честно”, областная прокуратура расценила эти действия как грубые нарушения федерального законодательства, повлекшие за собой нарушение конституционного права граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь.

О несуразностях устава больничной кассы речь пойдет ниже. Сначала – о нарушениях. В 1994-95 годах из средств прибыли ОБК и из средств ведения дела на счет Кемеровского госуниверситета было перечислено 2 миллиона 510 тысяч за обучение студентов экономического факультета В.Вершининой, С.Колосовой, К.Траутер и Н.Траутер. В трудовых отношениях с ОБК (что можно было бы расценить как формальный повод для поддержки) состоял только К.Траутер. Т.Вершинина и С.Колосова были детьми сотрудников больничной кассы, а Н.Траутер – снохой А.И.Траутера, исполнительного директора совершенно отдельного от ОБК областного территориального фонда обязательного медицинского страхования.

Кроме учебных трат, прибыль расходовалась также на установку квартирных телефонов директору службы планирования ОБК Н.А.Мелеховой (апрель 1994 года – 600 тысяч рублей) и генеральному директору кассы Н.В.Нелепиной (май 1994 года – 1 миллион 100 тысяч рублей).

Еще из прибыли ОБК выдавались беспроцентные ссуды. В апреле-мае 1994 года было выдано 45 миллионов на покупку квартиры Л.Е.Исаковой, исполнительному директору Сибирского фонда развития менеджмента, социальной сферы и страхования, в ОБК “Кузбасс” работающей, к тому же, по совместительству. В декабре 1994 года 4 миллиона в качестве беспроцентной ссуды и 10 миллионов в качестве материальной помощи получила работник ОБК В.А.Чумакова. А в марте прошлого года был одарен водитель С.А.Ламин, получивший для улучшения жилищных условий ссуду в 15 миллионов рублей и материальную помощь в 10.

В 1994 году дети генерального директора Нелепиной, директора планово-экономической службы Мелеховой, врача-эксперта Шейхиной, экономиста Сахаровой, бухгалтера Казаченко и начальника отдела управления региональной сетью Иванова побывали в Англии. Это удовольствие обошлось ОБК (а точнее, предприятиям, отчисляющим 3,6 процента от фонда заработной платы на обязательное медстрахование) в 10 миллионов 641 тысячу 750 рублей. За отдых во Франции дочери завотделом по взаиморасчетам с ЛПУ Вершининой летом того же 1994 года ОБК перечислила фирме “Сибирь-Турс” 2 миллиона.

Житейские заботы не мешали ОБК проявлять еще и политическую активность. В марте 1994 года на основании приказа генерального директора Нелепиной касса оказала финансовую поддержку “кандидату в городскую Думу Гребенникову Михаилу Львовичу” (цитируется по платежному поручению ОБК) – в размере двух миллионов рублей. Поскольку никаких “городских Дум” в России 94-го не существовало, потребовались некоторые усилия, чтобы выяснить: в указанное время проходили довыборы в Законодательное собрание Кемеровской области и тогдашний глава администрации Тисульского района М.Л.Гребенников (а ныне – председатель государственной телерадиокомпании “Кузбасс”) действительно значился в списках кандидатов в депутаты по Тяжинскому избирательному округу N 33. За что именно его так залюбил коллектив ОБК, выделив из списка всех претендентов на мандат по 33-му округу, становится ясно, если вспомнить, что в свое время Н.В.Нелепина занимала должность замглавврача Тисульского района по организационно-экономическим вопросам, а Михаил Львович всячески помогал своей районной больнице. Правда, остается неясным, какое отношение эта старая дружба и добрая память имеют к 2,3 миллионам кузбассцев, застрахованных в ОБК.

В декабре 1994 года некоммерческая больничная касса перечислила 100 миллионов рублей в коммерческий банк “Сибирский горизонт” – на коллективный депозитный счет. А в декабре 1995 года коллектив ОБК справил Новый год в ресторане “Русь”, и банкет этот обошелся в 10 с лишним миллионов. Для справки: в прошлом году на суточное питание одного больного в стационарах Кузбасса (если брать среднегодовой показатель) расходовалось около 7 тысяч рублей. И многие больницы переходили на одноразовое питание.

По результатам проверки облпрокуратурой представительства ОБК в Ленинске-Кузнецком можно было бы написать отдельную, в чем-то даже более крутую главу, ибо филиал пошел дальше головной организации. Судите сами: по решению директора филиала В.М.Султанова, ему самому, его заму по экономике Е.Д.Ермиловой и врачу-эксперту П.Л.Назаренко здесь выдавались безвозмездные ссуды, погашаемые впоследствии из средств прибыли представительства. Посторонним лицам, а именно заместителю главного врача “Скорой помощи” Л.Н.Губину, главврачу 1-й горбольницы Н.К.Кунгурову и главврачу 5-й горбольницы А.А.Скопинцеву ссуды давали возмездные, но беспроцентные, сроком на 1-3 года. А начальник городского управления здравоохранения Ленинска-Кузнецкого В.В.Бочков, также представляющий совершенно отдельную от ОБК “епархию”, был ею прямо-таки облагодетельствован.

В апреле 1994 года из фонда социальной защиты ему выдали беспроцентную ссуду в размере 2 миллионов рублей сроком на 2 года. В июне 84 тысячи из этих двух миллионов Бочков погасил из собственного кармана. Оставшаяся часть “погасла” следующим образом: ОБК премировала его на 1 миллион 915 тысяч рублей (?!) – и затем премию эту удержала. Что дало возможность первому медику Ленинска-Кузнецкого в декабре 1994 года получить еще одну беспроцентную ссуду в размере 10 миллионов сроком на 5 лет.

Пытаясь докопаться до причин столь мощной финансовой поддержки руководителя медицинской службы города, прокуроры наткнулись на любопытный факт. Оказывается, больницы Ленинска-Кузнецкого, хотя и являются субъектами страховой медицины и должны быть самостоятельными юридическими лицами, своих расчетных счетов в банках до сих пор не имеют. Единственный “медицинский” счет в городе – в городском управлении здравоохранения. И все страховые платежи, которые местное представительство ОБК должно перечислять непосредственно больницам, руководствуясь их непосредственными затратами, оно перечисляло г-ну Бочкову. А уж он распоряжался деньгами дальше. Как именно распоряжался, прокуратуре еще предстоит выяснить.

С субординацией и этикой в ленинско-кузнецком представительстве и вовсе случился конфуз. В марте 1994 года оно, будучи подчиненным, взяло да и премировало своих начальниц, гендиректора Нелепину и ее финансового зама Романчук. А те не отказались.

И напоследок – самый крупный в денежном выражении факт: более 1 миллиарда рублей из средств обязательного медстрахования ОБК потратила в 1994-95 годах на приобретение жилья.

Поскольку работа прокуратуры над “жилищным вопросом” еще не закончена, несомненно, увлекательные подробности этого вопроса придется опустить. Обратимся к тому, почему ОБК в принципе смогла позволить себе столь вольное обращение с народными деньгами. А смогла она это потому, что, будучи изначально некоммерческой, повела себя как вполне коммерческое предприятие.

Согласно федеральному законодательству (имеются в виду Гражданский кодекс России, Закон “О медицинском страховании граждан в РФ”, Закон “О некоммерческих организациях”, Положение о страховых медицинских организациях и еще ряд других), средства обязательного медицинского страхования, то есть 3,6 процента, добровольно-принудительно отчисляемые нашими предприятиями от наших фондов зарплаты, являются государственной собственностью России. Формулировка “оперативное управление” подразумевает, что часть временно свободных средств компания вправе тратить на приобретение высоколиквидных бумаг и прокручивать через банковские депозиты – так сказать, для обеспечения устойчивой страховой деятельности. Что ОБК, в полном соответствии с законом, и делала. Но, поскольку предпринимательство не является основной деятельностью ОБК, полученная таким образом прибыль должна была использоваться на те цели, ради которых ОБК создавалась – то есть на гарантированную медицинскую помощь населению. Для чего всю прибыль требовалось пропорционально распределить по жесткой, оговоренной законом схеме: в фонд оплаты медуслуг, в фонд предупредительных мероприятий, в запасный фонд. Только 5 процентов от полученных средств ОБК имела право оставлять себе – на ведение дела. Она же стала оставлять больше, вписав в свой устав пункт о порядке формирования и пополнения собственных, не предусмотренных законом фондов – фонда воспроизводства и фонда социального развития. Позже, решением Н.В.Нелепиной в ОБК был учрежден еще и фонд директора. Так было опровергнуто утверждение о том, что слово – всего лишь серебро, и доказано, что при умелом редактировании “слово” может превратиться в золотоносную жилу.

Интересно, что пункт о формировании собственных фондов был вписан еще в первом уставе ОБК, принятом в 1991 году сразу же после ее образования. Но тогда это можно было объяснить отсутствием нормативной базы – ведь Кузбасс перешел на страховую медицину первым в стране. И, кстати, в том первом уставе была предусмотрена ведущая роль попечительского совета, решающего все вопросы распределения и использования прибыли. В попечительский совет входили представители профсоюзов, ассоциации врачей, Детского фонда, ветеранов войны и труда, и, наверное, поэтому дети руководства ОБК не ездили тогда в Англию.

В июне 1993 года был создан территориальный фонд медстрахования, который взял на себя все заботы по сбору страховых взносов, оставив за ОБК только функции страховщика. В декабре 1993 года (то есть уже после принятия Верховным Советом РФ “Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан”, не предусматривающих формирования страховыми организациями каких-либо собственных фондов) был утвержден новый устав ОБК. В нем о попечительском совете не было уже ни слова…

Но самое-то, пожалуй, странное во всей этой истории то, что нецелевое использование страховых взносов проходило в ОБК… с благословения Госкомимущества Кемеровской области. Который, просмотрев в свое время устав этой организации, утвердил его со всеми противоречащими закону положениями и, по сути, спровоцировал легальное перераспределение страховых платежей среди коллектива больничной кассы и “примкнувших к нему товарищей”. Облпрокуратура квалифицировала это как халатность, причинившую вред интересам государства.

На имя председателя Госкомитета В.П.Жеваго направлено представление, в котором Госкомитету предложили устранить все выявленные нарушения закона, рассмотрев вопрос об отмене ряда пунктов устава ОБК. Госкомитет, скорее всего, в положенный законом месячный срок все это сделает. И часть денег ОБК, скорее всего, вернется – опять же, скорее всего, без поправки на инфляцию. Но пациентов, умерших в стационарах от того, что под рукой у медиков просто не оказалось необходимых лекарств (которые, не исключено, где-то могли и оказаться, если бы “квартирные” или “учебные” траты ОБК пошли на финансирование больниц) – этих пациентов уже не вернешь.

Comments are closed.

Set your Twitter account name in your settings to use the TwitterBar Section.