А.В. Кичихин и Н.А. Щербакова высказывают мнение, что на отношения мены жилья распространяется право преимущественной покупки, что предусмотрено ст. 114 ГК УССР для участников общей долевой власности2. Позволим себе в этом усомниться. Ведь право преимущественной покупки осуществляется, поскольку деньги служат правовой целью продавца в купле-продаже, они родовые признаки и их ценность заключается лишь в том, что они являются средством платежа, определяясь по количественным показателям. Обратная ситуация имеет место при обмене, когда правовой целью продавца является получение иной вещи. Причем не любого имущества, а конкретного, индивидуально определенного. В этом случае оно имеет присущие только ему качественные показатели.
Поэтому нужно согласиться с В.М. Самойленко и В. Кройтор, которые отмечают, что на договор мены не распространяется правило преимущественной покупки доли в общем майни3. Последнюю мысль считаем более обоснованной и логичной. Ведь если допустить возможность мены жилья с учетом права преимущественной покупки доли, нарушалась бы существенное условие настоящего договора по его предмету. Распространение же нормы о праве преимущественной покупки по договору купли-продажи возможно, поскольку здесь ни положение, ни существенные условия договора не нарушаются: продавец в любом случае получает именно ту денежную сумму, что он смог бы получить и от покупателя, который не является участником общей долевой собственности. Этим путем идет и судебная практика разрешения споров.
Общими чертами мины и купли-продажи является то, что за обоими этими обязательствами осуществляется переход права собственности на имущество. Аналогично решается вопрос о форме и условиях договора мены; о правах, обязанностях (за исключением денежной оплаты) и ответственность сторон, а также о риске случайной гибели или порчи имущества и возникновения права собственности у покупателя. Кроме того, указанные отношения имеют новый юридический объект, который в обоих случаях составляет платных передача своего имущества в собственность другому лицу. Именно эти общие черты позволяют применять правовое регулирование купли-продажи к отношениям мины в соответствующей части.
На территории нашей страны отношения мины в историческом срезе подвергались разного рода ограничений. Так, в Российской империи с 1714 года согласно Указу «О единонаследиы» (на русском) прямо запрещалось заключать договоры мены недвижимости, в том числе и житла4. До настоящего Указа обмен недвижимости осуществлялась без каких-либо ограничений. Причиной же для постепенной ее запрета стало то, что, когда в семье владельца имения было несколько наследников, с его смертью происходило раздробление имения. Впоследствии это раздробление приобретало больших размеров, что не соответствовало государственным интересам. Кроме того, существующее ограничение было вызвано тем, «… чтобы пошлины не пропадали и можно было сделать учет стоимости имущества» 1. Это свидетельствует о более ограниченное содержание договора мены в праве дореволюционной России: поскольку имущество менялось на имущество, не проводилась его оценка, что препятствовало взысканию пошлины. Поэтому мину вышеупомянутым указом просто отменили и такое положение было до Октябрьской революции 1917 года.

 

Comments are closed.

Set your Twitter account name in your settings to use the TwitterBar Section.