russkie kipr

Кипр Русские виллы

Освоение Кипра россиянами продолжается! С каждым годом здесь становится все больше не только туристов из России, но и наших соотечественников, приобретающих недвижимость разного свойства и разной цены. Что же так притягивает россиян на Кипре?

ТОРТ «НАПОЛЕОН» КИПРСКОЙ ИСТОРИИ
Чтобы ответить – неплохо слегка вспомнить историю этого острова.
Человечество начало осваивать Кипр, как говорится, на заре своего существования. Здесь открыты археологические памятники эпохи неолита, IX тысячелетия до нашей эры – то есть тех времен, когда люди еще не знали ни керамики, ни металлов. Пятью тысячелетиями позже начинается Медный век. Люди впервые начинают использовать металл. А на острове – огромные залежи меди, и это делает его одним из главных центров развития человеческой цивилизации. Само название острова связано с медью (на латыни медь – cuprum). Потом приходит Бронзовый век, добыча меди растет, устанавливаются прочные торговые связи острова с Египтом, Критом, странами Ближнего Востока. Около 1400 года до нашей эры здесь основывают свои колонии микенцы, потом прибывают финикийцы, затем древние греки-эгейцы, которые закладывают города Пафос, Китион (нынешняя Ларнака), Саламин (нынешняя Фамагуста), Аматус и Курион (нынешний Лимасол). Начинается эллинизация острова.
Но Кипр, богатый природными ресурсами, очень удачно расположенный стратегически, манит многочисленных захватчиков.
Его пытаются присоединить к своим владениям сперва ассирийцы, затем персы.
В 325 году его завоевывает Александр Македонский, и остров становится частью его колоссальной, но недолговечной империи.
После смерти Александра разгорается война за его наследие, и Кипр достается египетским Птолемеям. А в 58 году до нашей эры Клеопатра и Антоний проигрывают морскую битву у мыса Акций, и остров становится независимой провинцией Римской империи.
В I веке нашей эры правитель Кипра проконсул Сергий принимает крещение от апостола Павла, и остров оказывается первой страной, управляемой христианином.
Это был, несмотря на частые землетрясения, восстания плебса и эпидемии чумы, период процветания. На острове строятся великолепные виллы (римские патриции любят проводить здесь свои каникулы), храмы, театры и стадионы.
В IV веке, после разделения Римской империи на две части, Кипр отходит к Византии. В VII-VIII веках он неоднократно подвергается нападениям арабов, но остается под контролем константинопольских кесарей до 1192 года.
Наступает новая эпоха истории острова. Английского короля Ричарда Львиное Сердце и его воинство, отправившегося в крестовый поход, штормом прибивает к берегам острова. Византийцы относятся к прибытию северно-европейских головорезов без особого энтузиазма; Ричард, оскорбленный отсутствием гостеприимства, в лоск разбивает византийские войска и провозглашает себя правителем острова. Вскоре он венчается в Лимасоле с Беренгарией Наваррской, проводит на острове медовый месяц и решает, что остров ему вообще-то ни к чему. Он продает его за неслыханную по тем временам сумму в сто тысяч золотых динаров ордену тамплиеров (храмовников, иоаннитов или, как их стали называть после переноса резиденции ордена на Мальту в XVI веке, мальтийских рыцарей). Деньги Ричарду впрок не пошли: по дороге домой его захватывает в плен германский император Генрих VI, и бравый англичанин откупается кипрскими динарами.
Воины Христа тоже по каким-то причинам не горят желанием править Кипром и через год перепродают его за ту же сумму Ги де Лузиньяну, титуловавшему себя королем Иерусалима, представителю франко-армянской династии, правившей в те времена большей частью Малой Азии. Впрочем, тамплиеры оставляют за собой замок Колосси возле Лимасола, где находится их управление, «коммандария» – отсюда и прославленное вино Commandaria, которое начали делать хозяйственные рыцари.
Лузиньяны насаждают на Кипре католичество, строят изумительные готические храмы и разрушают православные церкви – к возмущению греков-киприотов. Под властью Лузиньянов остров остается до 1489 года, когда он становится владением Венеции и превращается в важнейший торговый пункт всего Средиземноморья, а одновременно – последним оплотом христианства в регионе перед растущей мощью Оттоманской империи.
Турки захватывают Кипр в 1571 году. Первым делом они рушат католические церкви или превращают их в мечети. К православию они относятся куда более терпимо. Архиепископ Кипра получает титул этнарха, то есть владыки народа. В его компетенцию входят не только религиозные дела, но и юридические и экономические, касающиеся православной паствы. Кроме того, турки вводят специфическую систему налогообложения. Частные собственники должны платить очень высокие налоги в султанскую казну, а церковь от налогов освобождена. Это приводит к тому, что киприоты жертвуют свою собственность церкви. Они продолжают ею пользоваться (если у церковных властей нет каких-то причин полностью взять контроль над ней) и выплачивают налог, намного меньший турецкого. В результате православная церковь на Кипре становится важнейшим собственником.

Ей до сих пор принадлежат огромные землевладения, сельскохозяйственные угодья, а также ныне – гостиницы, фабрики, пароходы, банки, казино и поля для гольфа. Этим же объясняется и очень высокая роль церкви в политической жизни Кипра.
Турки правят островом до 1878 года. За три века турецкого владычества на Кипре поселилось множество мусульман, выходцев из Малой Азии. Кроме того, многие православные греки, стремясь к экономической выгоде, «потуречились». В жизни турецкой и греческой общин отнюдь не всегда все было безоблачно. Время от времени вспыхивали восстания, которые турки подавляли с необычайной жестокостью. Но в целом это был симбиоз, который подтверждается тем обстоятельством, что в старых районах кипрских городов рядом стоят церкви и мечети.
И очень часто на Кипре можно встретить людей с фамилиями вроде Хаджипетру, Хадживасилиу или Хаджипавлу. Как известно, титул «хаджи» присваивается мусульманину, осуществившему паломничество в Мекку. Трудно представить, чтобы человек по имени Василий мог совершить хадж к святым местам ислама, куда доступ неверным строжайше запрещен. Просто на Кипре «хаджи» уважительно называли любого достойного человека независимо от того, какую религию он исповедовал.
В 1878 году Кипр, формально оставаясь частью Оттоманской империи, переходит под контроль Великобритании.
В 1914 году, после вступления Турции в войну на стороне Германии, англичане аннексируют остров, а в 1925 объявляют колонией британской короны. В годы второй мировой войны кипрские добровольцы доблестно сражаются в армии Его Величества. Параллельно на Кипре, как и повсюду, растет национальное самосознание и стремление к независимости. Сперва киприоты надеются, что британцы дадут свободу острову добровольно. Но для колонизаторов остров это важнейшая стратегическая база. Лидера греков-патриотов архиепископа Макариоса британцы арестовывают и ссылают на Сейшельские острова. В 1955 начинается война за независимость, которая длится до 1959 года. В 1960 году британцы вынуждены уйти. Кипр провозглашается республикой, а архиепископ Макариос избирается президентом.
Британцы, впрочем, ушли не совсем. Они оставили за собой военные базы на побережье и станции электронного слежения в горном массиве Троодос, позволяющие наблюдать за всеми коммуникациями от Ирака до Ливии и от Балкан до Судана.
А еще они оставили английский язык, ставший общеупотребительным на острове, неизбежные Fish & Chips в ресторанах и левостороннее движение на дорогах. Киприоты же, оставшись истинными левантинцами, жовиальными и склонными к авантюрам, приобрели вкус к сдержанности, немногословности и умению пользоваться чисто британскими understatements. «Все-таки дороговато за этот дом?» – «О да, это не очень дорогоѕ»
Вот таков торт «наполеон» кипрской истории, где под турками, венецианцами и франками – византийцы, микенцы, финикийцы и совсем неведомые первобытные люди.
А на слой британского освоения сейчас накладывается то, что приносят наши соотечественники.
НЕ БЫЛО СЧАСТЬЯ, ДА НЕСЧАСТЬЕ ПОМОГЛО
Поворотным моментом в новейшей истории Кипра стал 1974 год.
В Греции последние свои дни доживала хунта черных полковников. Но напоследок она при поддержке националистически настроенных кипрских политиков, жаждущих осуществления мечты о «Великой Греции», спровоцировала на острове переворот. Архиепископа Макариос свергли, а к власти привели марионеточного президента Никаса Сампсона. Удержался он всего девять дней: в Греции черным полковникам пришел конец, а вместе с ними утратил призрачную власть и Сампсон. Но ситуация позволила туркам, под предлогом защиты турок-киприотов, ввести на остров сорокатысячную армию. Было захвачено более трети территории Кипра, причем самые плодородные его части и важнейшие города – Киренея, Морфу и Фамагуста, бывшая крупнейшим портом острова и известным международным курортом.
Начался массовый исход. Около двухсот тысяч греков-киприотов были вынуждены бросить свои дома в зоне оккупации и бежать в греческую часть острова; турки-киприоты последовали в обратном направлении. Погибло более пяти тысяч человек, около двух тысяч пропали без вести. Для страны с населением в семьсот тысяч человек это чудовищная цифра.
Остров разделен уже почти тридцать лет. Столица Никосия рассечена пополам «зеленой линией», контролируемой войсками ООН: колючая проволока, блок-посты, солдаты с автоматами. Когда-то роскошная Фамагуста с ее уникальными архитектурными памятниками превратилась в город-призрак: жить здесь запрещено и грекам, и туркам. Самопровозглашенная «Турецкая республика Кипр», признаваемая только Турцией и несколькими исламскими странами, влачит какое-то непонятное существование.
Что будет дальше? На этот вопрос не могут ответить даже самые прозорливые исследователи проблемы. Видимо, этот странный status quo будет поддерживаться еще долгое время. Ясно только, что конфликт вряд ли возможен. И Греция, важнейший партнер и гарант Кипра, и Турция – члены НАТО. И Кипр, и Турция стремятся войти в Европейский Союз – Турции в обозримом будущем это вряд ли удастся, а вот Кипр полноценной европейской страной станет в ближайшие годы.
Но, как ни странно, именно трагедия 1974 года позволила Кипру совершить мощный рывок вперед.
Четверть века назад это была патриархальная и довольно бедная страна. Сейчас Кипр – одно из богатейших государств региона. Внутренний валовой продукт на душу населения составляет ныне более 7.000 кипрских фунтов в год (1 CYP = $1,60). Здесь построена замечательная дорожная сеть, развиваются передовое сельское хозяйство и легкая промышленность, близка к разрешению проблема водоснабжения (остров засушливый, и с водой всегда были трудности), бурлит экономическая активность, Кипр стал одним из важнейших центров мирового туризма и торговли недвижимостью.
Лишившись трети территории, причем наиболее богатой, греки-киприоты встали перед вопросом: что делать? И решили его с блеском. Отчасти им в этом помогло то, что именно в 70-е годы возник в полном объеме феномен массового туризма: миллионы людей из разных стран начали перемещаться по свету в поисках новых впечатлений и райских уголков. Кипр с его благодатным климатом, очень разнообразной природой и памятниками старины как нельзя лучше подходил на роль курортного рая. Начался строительный бум, как грибы после дождя появлялись все новые и новые гостиницы. Лучшие пляжи остались у турок? Греки-киприоты быстро обустроили искусственными пляжами ранее негостеприимные каменистые берега.
А вслед за туристским бумом начался бум торговли недвижимостью. Это естественно: многие из тех, кто приезжал на остров отдохнуть, потом решали, влюбившись в это чудесное место, обосноваться здесь.
Способствовало этому и то, что кипрские власти приняли очень щадящее законодательство относительно покупки недвижимости иностранцами, налогообложения и регистрации офшорных компаний.
Важно и то, что на Кипре очень низкий уровень преступности. Здесь вы чувствуете себя в безопасности. Вы можете не запирать машину. Вам незачем оборудовать свой дом бронированной дверью. У вас очень мало шансов быть обворованным на улице или подвергнуться насилию. Одна из самых желанных работ для киприота – служба в полиции: платят много, а делать почти ничего не надоѕ
Первыми иностранцами, покупавшими в массовом порядке недвижимость на Кипре, были англичане. Их притягивали общая англизированность острова, распространенность английского языка и то, что местное законодательство построено на британской модели.
Потом потянулись другие: немцы, голландцы, скандинавы.
А еще – развитию Кипра помогали всевозможные конфликты. К сожалению, это так: война обогащает. Во время войны в Ливане в 1975-1985 годах состоятельные ливанцы тысячами вывозили сюда капиталы и покупали дома. То же самое произошло в 1990-1991, во время войны в Персидском заливе: произошел наплыв кувейтцев. Затем здесь массами начали появляться богатые югославы. У Кипра установилась репутация надежной тихой гавани.
И недаром сюда уже в начале 90-х обратили свой взор наши соотечественники. Для кипрских риэлторов они были сперва манной небесной. От прочих клиентов они иногда отличались полной невменяемостью. Приехав с чемоданом денег, они покупали «что подороже», не задумываясь о том, в каком месте находится приобретаемый дом или квартира, что с ним станет в будущем, удачное это капиталовложение или нет. Жульничать, безусловно, нехорошо, но можно понять не очень добросовестных торговцев недвижимостью, когда они, увидев персонажа с глазами-пуговками, знающего даже родной язык на уровне умственно отсталого ребенка, «обували его в полный рост». В некоторых агентствах по торговле недвижимостью специально для таких клиентов держали прайс-листы по-русски, где цена была завышена чуть не вдвое. И ничего, до поры до времени сходило с рук.
Сейчас кипрские риэлторы единодушны: русский контингент стал разумнее и разборчивее.
Прежде чем совершить сделку, он долго сравнивает, присматривается, выясняет детали, то есть ведет себя как нормальный человек, делающий серьезную покупку. И редко пользуется услугами сомнительных мелких агентств, прибегая к услугам больших компаний вроде Cybarco, Aristo или Leptos, давно уже занявших прочное место на рынке.
Дефолт 1998 года сперва сильно ударил по «русскому» сегменту торговли недвижимостью. Затем он, этот сегмент, оздоровился – и сейчас, по словам кипрских экспертов, вполне стабилен. Оценить точные цифры сложно – рынок не очень прозрачен – но, видимо, россияне составляют 10-15% иностранцев, покупающих недвижимость на Кипре.
Кипрские риэлторы в последнее время настаивают на том, что россиянам надо торопиться с покупкой жилья на острове. В ближайшие годы Кипр войдет в ЕС, и местное законодательство неизбежно будет приведено в соответствие с общеевропейским. Это значит, что может быть введен визовый режим для россиян, что пересмотрены будут правила регистрации офшорных компаний, а власти начнут более внимательно присматриваться к источникам капиталов.
Отчасти эти доводы являются маркетинговым ходом, но они вполне основательны. И не забывайте, что, получив благодаря владению недвижимостью на Кипре местный вид на жительство, вы после вхождения острова в ЕС сможете свободно въезжать в большинство стран Европы.
Кроме того, ныне действующее законодательство запрещает иностранцам извлекать прибыль из недвижимости, то есть сдавать ее внаем. Конечно, вы можете, когда ваше жилье пустует, пускать жильцов, брать с них плату и объяснять, что это приехал погостить ваш деверь из Тетюшей. Но вранье может обнаружиться, и тогда вы будете иметь кучу хлопот. После присоединения к ЕС этот закон будет изменен, и никто вам не помешает зарабатывать на своем доме.

Tagged with:
 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Set your Twitter account name in your settings to use the TwitterBar Section.