Наиболее значимым событием на страховом рынке 2015 года специалисты называли принятое 31 июля Кабинетом министров Республики Беларусь Постановление № 400 “О мерах по развитию страхования и гарантий инвестиций”. Оценивая содержание этого документа, страховщики высказывали надежду, что его реализация могла бы привести к достаточно серьезным качественным преобразованиям страховых отношений в Беларуси.

Постановление предусматривало подготовку целого пакета законопроектов, принятие которых Верховным Советом дало бы возможность говорить о создании законодательной базы для становления в Беларуси страхового рынка западноевропейского образца. В частности, речь шла о внесении изменений в налоговое законодательство (до сих пор белорусские страховые организации платят налог на добавленную стоимость), об основах проведения обязательного страхования (сегодня в РБ практикуется только государственное обязательное страхование отдельных категорий госслужащих за счет бюджета), а также о законопроектах, регламентирующих осуществление обязательного негосударственного страхования на наиболее важных направлениях – ответственности перевозчика перед пассажирами, работодателя за ущерб, причиненный жизни и здоровью работников, профессиональной ответственности, ответственности предприятий – источников повышенной опасности и, наконец, об обязательном медицинском страховании.

Для предварительной экспертизы готовящихся законопроектов при Кабинете министров был создан Совет по страхованию, в который вошли представители ведущих страховых организаций, Белорусского Страхового Союза, Министерств финансов, экономики, налогового ведомства. Это обещало сделать механизм внесения документов в Верховный Совет эффективным, а их содержание – по меньшей мере соответствующим запросам страхового рынка.

Разочарование ждало страховщиков уже в начале нынешнего года, когда надежды на то, что налоговое законодательство перерастет чисто фискальные функции и у страховщиков появится реальная возможность заняться инвестиционной деятельностью в соответствии с современной трактовкой этого явления, превратились в иллюзию. Хотя, учитывая, что четырехсотое Постановление главной целью имело изменить ситуацию с инвестиционной деятельностью страховых организаций, это было вполне реальным. Концепция развития системы страхования и гарантий инвестиций, разработанная белорусскими страховщиками, предполагала принципиально новый подход государства к институту страхования. В частности, речь шла о том, чтобы использовать преимущества страховой экономики в качестве самостоятельного инвестора и, одновременно, гаранта привлечения в экономику внутренних и внешних инвестиций. Понятно, что осуществление подобного рода задач невозможно при отсутствии целенаправленной государственной политики в этом направлении, в условиях правового вакуума, без создания законодательной базы для вовлечения в инвестиционный процесс всех потенциальных инвесторов.

Тем не менее, весной нынешнего года власти рассеяли надежды страховщиков, успешно завершив наступление на внешнее перестрахование и вынудив страховые компании вначале продавать 100% валютных поступлений, а затем и вовсе обложив перестраховочные премии 15% налогом на прибыль. Чтобы оплатить перестраховочную премию, страховщики вынуждены были покупать доллары и марки, оставляя на бирже 10% от суммы сделки. При этом терялась значительная часть причитающейся им комиссии. Таким образом, после неудачной попытки учредить национальную перестраховочную компанию (в Беларуси не нашлось учредителей, способных или пожелавших оплатить заявленный уставный капитал в 6 миллионов долларов США) попытки властей ограничить внешнее перестрахование, трактуемое ими как утечка валюты за границу, приняли откровенно запретительный характер. Усилий Госстрахнадзора, Страхового союза, самих страховщиков оказалось недостаточно для того, чтобы изменить ситуацию кардинальным образом. Единственное, чего удалось добиться коллективными усилиями – это утверждения громоздкого механизма, позволяющего все же перестраховать крупный риск за границей. Чтобы суммы, перечисленные иностранным перестраховщикам, включались в себестоимость и не облагались налогом на прибыль, белорусский страховщик должен получить в Госстрахнадзоре документы, подтверждающие невозможность размещения риска среди белорусских страховых компаний. Госстрахнадзор, таким образом, объективно был превращен в некое подобие страхового брокера, вынужденного заниматься совершенно несвойственным ему занятием – размещать риски на отечественном страховом рынке. Понятно, что остановить процесс перестрахования у зарубежных страховщиков подобного рода мероприятия не могут, поскольку внутренний рынок перестрахования в Беларуси перенасыщен, совокупных усилий абсолютно всех белорусских страховщиков недостаточно даже для удержания заурядных договоров промышленного страхования. Наращивание финансовых активов страховых компаний как способ решения этой проблемы представляет собой гораздо более сложный процесс, чем это представляется чиновнику, предпринимающему поспешные и не всегда просчитанные до конца шаги.

Например, перестрахование многих рисков за границей достаточно часто становится не только необходимым условием для укрепления финансовой устойчивости отечественного страхования, но и является обязательным условием иностранного инвестора при инвестировании средств в экономику пост-советских государств. В данном случае вынесение риска за границу посредством его перестрахования становится обязательным условием для сколько-нибудь серьезного наращивания национального страхового резерва.

Представляется вполне очевидным, что создание системы обязательного негосударственного страхования также способствовало бы не только защите интересов страхователей (а при обязательном страховании ответственности, как это и предусматривалось в предложенных проектах Постановления, – еще и миллионов граждан, или так называемых третьих лиц), но и безусловно явилось бы источником увеличения страховых фондов. К сожалению, этого не произошло, поскольку первые проекты Законов об обязательном страховании, пройдя стадию обсуждения, были сняты с повестки дня Кабинета министров и вноситься в Верховный Совет не будут.

Вероятно, характерной чертой для всех государств бывшего СССР является заложенное еще в советские годы отношение к страхованию как к еще одной разновидности налога. Как оказалось, особенно это присуще Беларуси. Три уважаемых министерства (труда, экономики и юстиции), главной причиной нецелесообразности введения обязательного страхования ответственности работодателя за вред, причиненный жизни и здоровью работников, называют отсутствие средств у предприятий на страховые взносы. Надо полагать, что вытекающую из гражданского законодательства обязанность возмещать подобный ущерб профинансирует господь Бог или, что более вероятно, возмещать его никто и не предполагает – в том числе и заинтересованные в том ведомства.

Подобная участь постигла и проект Закона “Об обязательном страховании профессиональной ответственности”.

Понятно, что не менее трудная судьба ждет и другие законопроекты об обязательном страховании. Отставание Беларуси в реформировании экономики и, как следствие этого, – общепринятый социальный популизм, вероятно, откладывают на неопределенное время принятие закона об обязательном медицинском страховании, а сложная политическая ситуация в стране – принятого в первом чтении еще в 1993 году закона об обязательном страховании ответственности владельцев автотранспортных средств. Последний законопроект, после дополнений и обсуждения его страховщиками, включен в повестку дня работы осенней сессии Верховного Совета (его рассмотрение запланировано на октябрь месяц), однако известное противостояние парламента и президента делают рассмотрение этого вопроса мало реальным. Между тем промедление в последнем случае может весьма негативно сказаться на развитии отношений белорусских страховщиков с их иностранными партнерами, поскольку до сих пор Зеленую карту в Беларуси продают с ведома Госстрахнадзора, но в нарушение законодательства. Решить же вопрос о вступлении в Бюро по Зеленой карте до принятия Закона белорусским страховщикам будет весьма непросто, в отличие от той же России.

Вряд ли способствовал развитию ситуации на рынке страхования Беларуси и почти полугодовой запрет на регистрацию субъектов хозяйствования, что лишило страховщиков возможности лицензировать новые виды страхования.

Даже давно назревшая необходимость внесения изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь “О страховании” осталась невостребованной, хотя соответствующий законопроект еще осенью прошлого года был подготовлен Высшим хозяйственным судом, а к весне нынешнего года прошел достаточно серьезную доработку со стороны страховщиков. К наиболее серьезным изменениям, содержащимся в проекте Закона, вероятно, следует отнести значительное увеличение размера уставного капитала для регистрирующейся страховой организации – до 150 тысяч ЭКЮ (по ныне действующему Закону – 5 тысяч минимальных зарплат, или 500 миллионов белорусских рублей, что составляет приблизительно 35 тысяч долларов США). Рассмотрение законопроекта на заседании парламентской комиссии по бюджету, налогам, банкам и финансам в мае текущего года не привело к его принятию. Возможно, основным препятствием для этого стали положения, предусматривающие налоговые льготы на часть прибыли предприятий, направляемой на страхование жизни и пенсий работников, другие, не вписывающиеся в откровенно запретительную политику властей, статьи законопроекта.

По официальным данным, подготовленным Госстрахнадзором, объем собранных белорусскими страховщиками премий в третьем квартале нынешнего года почти втрое увеличился по сравнению с первыми тремя месяцами, что даже с учетом падения курса белорусского рубля выглядит весьма впечатляюще. К сожалению, приходится констатировать, что развитие происходит не благодаря, а вопреки политике государства в этой важной сфере финансового рынка, а изменений в ближайшей перспективе ожидать вряд ли приходится.

Tagged with:
 

Comments are closed.

Set your Twitter account name in your settings to use the TwitterBar Section.