normy prozhivanijaПолитики часто дают невыполнимые обещания, но иногда бывают и приятные исключения. Все, наверно, помнят лозунг М. С. Горбачева о том, что к 2000 году каждая семья получит изолированную квартиру. Единственное, что забыл упомянуть Михаил Сергеевич, это то, что данный тезис относится к людям, живущим за пределами СНГ. Между прочим, многие новые жители Германии, навсегда покидая родину, также пополнили квартирный фонд.

В Германии, по сравнению со странами Содружества, существуют другие квартирные нормы. Например, на одного человека положено 45 кв. метров, но это – на бумаге, а в жизни все обстоит не так радужно. Я не знаю, что происходит в других землях, но у нас в Баварии с каждым годом уменьшается сумма, выделяемая “социалом” на квартиру. За последние годы она сократилась с 10 до 8 немецких марок за кв. метр, и на практике уложиться в эти нормы, не потеряв при этом метры, фактически невозможно. Поэтому люди вынуждены брать более дорогие квартиры, но с меньшей площадью. Единственное, что радует вновь прибывших, так это то, что снимать квартиру можно сразу же, хоть на следующий день после приезда.

Я никогда не предполагал, что в Германии к концу XX века сохранятся квартиры с печным отоплением, которые в первую очередь предлагают обитателям общежитий. Но на такую удочку никто не клюет, свято веря в то, что приехал в Германию вовсе не для того, чтобы ухудшить жилищные условия, а как раз наоборот. Тем более все прекрасно понимают, что квартира берется всерьез и надолго, поэтому, героически борясь с общежитейским бытом, процесс просмотра и высмотра квартир продолжается, причем до победного конца: при помощи маклера, различных фирм, газетных объявлений – кто как может.

Сразу скажу, что мне с квартирой повезло. Но если вы думаете, что мне принесли от нее ключ на блюдечке с голубой каемочкой, то должен вас разочаровать, – это только в книгах происходят подобные чудеса. Когда решался вопрос с моей квартирой, как раз произошло очередное снижение норм, о котором я упоминал раньше. Поэтому она слегка не “вписывалась” в новые рамки. “Социал” (ведомство, выплачивающее социальную помощь), естественно, заартачился и ни в какую не хотел “простить” мне перебор в 70 марок. Но, как говорил барон Мюнхгаузен, безвыходных положений не бывает, и я нашел остроумный выход.

Дело в том, что муж моей сестры к тому времени уже имел постоянную работу и смог оплатить разницу. Тот факт, что он живет в соседней земле, не смутил ни “Социал”, ни квартирную фирму, а меня – тем более.

После счастливого подписания всех бумаг наступает момент томительного ожидания средств, выделяемых “Социалом” на обустройство. Когда мы еще жили в общежитии, то долгожители нас пугали страшилками о том, что пока не нагрянет проверка из “Социала”, нельзя ничего покупать в дом, а спать следует на полу. Так вот, меня, в отличие от мамы, сия чаша не минула. Мы расслабились, купили ковры, чтоб закрыть ужасный линолиум, напоминающий госучреждения, как вдруг звонок из “Социала”: “Ждите, сейчас выезжаем!”. Мы судорожно хватаем ковры, звоним соседке по лестничной клетке и просим, чтоб она их “покараулила” на момент ревизии. Она, совершенно обалдевшая от нашего напора, молча кивает головой.

Чудом успеваем закончить операцию по спасению ковров, как раздается звонок в дверь. Чуть ли не скользя по линолиуму, Beraterin (чиновница) с напарником сразу направляются в кухню и устраивают обыск. Ничего там не обнаружив, они покидают мою квартиру, пообещав выделить необходимую сумму на обустройство. Через несколько недель я действительно получаю письмо со смехотворной суммой прописью на приобретение предметов быта, в том числе, и на так и не найденный столовый прибор.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Set your Twitter account name in your settings to use the TwitterBar Section.