nnk bankrotПН: Иск вкладчиков “Независимого нефтяного концерна” отклонен (новая версия)
2 сентября 1997 г. Арбитражный суд г.Москвы отказал в удовлетворении жалобы вкладчиков финансовой компании “Независимый нефтяной концерн” на действия ликвидационной комиссии коммерческого банка “Автосельхозмаш”. Дело это очень показательно. Ведь от решения суда зависело не только получение денег многострадальными вкладчиками, но и вопрос о контроле за деятельностью ликвидационных комиссий при банкротстве.

Из огня да в полымя:
мытарства вкладчиков ННК

  • Финансовая компания “Независимый нефтяной концерн” (ННК) давно уже забыта всеми, кроме своих несчастливых вкладчиков. Эта фирма обещала выплачивать до 1000% годовых, собрала под выпуск своих векселей около 33 млрд.рублей и исчезла одной из первых (в марте 1994 г., всего через 3 месяца после начала работы). Ее учредитель и руководитель А.Мельников исчез, и о его судьбе до сих пор ничего не известно.

ННК, похоже, является примером химически чистого мошенничества. Он не вел вообще никакой хозяйственной деятельности, собранные деньги по большей части куда-то испарились. Было возбуждено уголовное дело, но за отсутствием Мельникова оно зашло в тупик (хотя следует признать, что работа была проделана огромная).

Часть денег удалось найти в зарубежных банках, но добраться до них сегодня некому: у ННК даже не сформирована ликвидационная комиссия. Дело в том, что вкладчики, к сожалению, решили не банкротить ННК, а добиваться признания недействительной его регистрации. Арбитраж-то такое решение вынес, а что дальше делать с “недействительной” фирмой – никто не знает.

Единственной надеждой вкладчиков стали деньги, оставшиеся на расчетном счете ННК в коммерческом банке “Автосельхозмаш” (КБ АСХМ), в сумме около 4,7 млрд.рублей. На всех не хватит, но это хоть что-то! И уже в конце 1994 года из Бутырского суда пошли в “Автосельхозмаш” исполнительные листы по искам вкладчиков к ННК и инкассовые поручения на списание денег, с указанием конкретного номера расчетного счета, с которого надо было заплатить.

  • Неплательщик номер два

Да вот беда: на указанный счет наложило арест следствие по уголовному делу. Банк против милиции, естественно, не пошел – написал в суд прочувствованное письмо: мол, рады бы отдать, да не можем. Вы уж там сами со следователем разберитесь. (Ну, а на самом-то деле банку это выгодно: ведь деньги “арестованы” только для владельца счета, а в обороте самого банка они при этом вполне используются.)

Весной 1995 г. арест с расчетного счета ННК в КБ АСХМ был снят. Но … теперь уже сам банк попал в сложное финансовое положение. Он не отказывался платить, но – не платил, продолжая трогательную переписку с Бутырским судом. В какой-то момент суду это надоело, он арестовал и распродал часть имущества банка (!). Вот только имущества-то было продано на сумму всего лишь около 500 млн.руб., что позволило расплатиться лишь с небольшой частью вкладчиков ННК – в основном ветеранами и инвалидами. Прочее же имущество “Автосельхозмаша”, в том числе здание и жилые квартиры, суд почему-то не тронул.

Потом – новый непонятный шаг: в конце 1995 г. суд начинает возвращать вкладчикам исполнительные листы с актами о невозможности исполнения. Причины указывались разные, в том числе и совершенно смехотворные: например, то, что по юридическому адресу ответчика (ННК) никакого ННК нет, а находится там жилой дом. Как будто это было неизвестно с самого начала! И как будто безналичные деньги, находящиеся, как известно, в банках, а не в офисах фирм, имеют какое-то отношение к юридическому адресу!

Вкладчики ННК, однако, – народ упорный и к борьбе готовый. Они дождались, пока “завалившийся” КБ АСХМ был по требованию других кредиторов признан банкротом (сентябрь 1996 г.), ввели в ликвидационную комиссию банка своего представителя и стали отправлять в ликвидком копии исполнительных листов и претензии к банку. Дело в том, что при ликвидации коммерческого банка его кредиторы – физические лица находятся в самой первой очереди кредиторов! Так что же – затянувшаяся история закончится хорошо? Ничуть не бывало!

  • Не трогай – это не твое!

В июне 1997 г. ликвидационная комиссия (конкурсный управляющий – Мягких Р.И., его заместитель – Андреев В.В.) стала возвращатьвкладчикам ННК копии исполнительных листов и отказывать в признании их конкурсными кредиторами “Автосельхозмаша”. Обоснование? “Между Вами и КБ АСХМ не имелось и не имеется юридических отношений, не существовало и не существует договора, в силу которого у Вас возникло бы право требования, а у КБ АСХМ – обязательство перед Вами… никаких убытков, вреда и (или) ущерба Вам причинено не было со стороны КБ АСХМ.”

  • Так ли это?

Насчет договорных отношений – святая правда. Договор с банком был у самого покойного “ННК”, а не у его вкладчиков. Насчет вреда – сложнее: можно поспорить насчет упущенной выгоды из-за затяжки выплат. Но ведь гражданские права и обязанности возникают не только из договора или из причинения вреда! ГК РФ (статья 8 пункт 1 часть 3) среди оснований их возникновения прямо называет решения судов!

Так вот: по мнению вкладчиков, в силу судебного решения в пользу вкладчика по иску против АОЗТ ННК, в силу открытия исполнительного производства и выдачи исполнительного листа, в котором был указан номер конкретного расчетного счета в конкретном банке, – у КБ “Автосельхозмаш” возникла гражданская обязанность уплатить указанную сумму владельцу исполнительного листа! Банк стал должником, а пострадавший вкладчик – его кредитором. И отсутствие договорных отношений этому не препятствует.

Не мешает и тот факт, что деньги, на которые претендует вкладчик, – это вроде бы деньги ННК, а не самого банка. Безналичные деньги – вообще не вещи, и уж тем более не индивидуально-определенное имущество, о котором можно сказать: вот это – деньги фирмы (клиента банка), а вот это – деньги самого банка. С точки зрения отношений банка и его клиента, безналичные деньги на счете есть всего лишь право требования клиента к банку. Теперь это право требования в силу судебного решения перешло к другому лицу – обладателю исполнительного листа. Только и всего.

  • Кому выгодно?

Почему же ликвидационная комиссия не хочет признавать этого очевидного обстоятельства? Хочется верить, что по искреннему заблуждению. Да только у вкладчиков мнение иное: они считают, что конкурсный управляющий и его заместитель выражают прежде всего интересы других кредиторов – юридических лиц (среди которых, в частности, банки “Агрооптторгбанк”, “Еврофинанс”, “Проминвестрасчет”). Поэтому-то они и хотят “отсечь” кредиторов первой очереди – физических лиц, чтобы больше осталось этим организациям.

Вообще у вкладчиков ННК (объединенным в профсоюз) накопилось много вопросов к ликвидационной комиссии. Они утверждают, что юриста, выдвинутого ими в состав ликвидкома, не допускают к реальной работе; что с должников банка не взыскивается дебиторская задолженность; что на счет одного из банков-кредиторов уже перечислены деньги, вырученные от продажи квартир ликвидируемого “Автосельхозмаша” – в обход конкурсного производства… Ну, а главный вопрос, конечно, – о признании их конкурсными кредиторами банка.

Чтобы получить ответ на эти вопросы, вкладчики и обратились с жалобой на действия конкурсного управляющего и ликвидационной комиссии в Арбитражный суд.

  • Есть грозный судия, он ждет

Однако позиция “третьей власти” оказалась неблагоприятной для вкладчиков. Не вникая в тонкости их аргументации, суд (в составе председательствующей Шлыковой Е.Ф, судей Букиной И.А. и Самохваловой Н.В.) определил следующее:

– Исполнительные листы были выданы гражданам о взыскании денежных средств с АО “ННК” и отношения к должнику – то есть КБ “Автосельхозмаш” – не имеют (как будто счет ННК был не в этом банке, и не банк должен был перечислить деньги по исполнительным листам!).

– Ссылки на инкассовые распоряжения неправомерны, поскольку исполнительные листы были возвращены Бутырскому суду, который составил акты о невозможности взыскания (какая невозможность? – деньги в банке есть, банк тоже есть…- Авт.) и выдал их гражданам. Действия судебного исполнителя обжалованы не были.

– А раз так, то действия конкурсного управляющего правомерны. (И все свободны…)

Что касается прочих претензий к управляющему, то они вообще не рассматривались.

Прямо скажем, не столь примитивной трактовки этого действительно сложного дела ожидали жертвы ННК. Впрочем, они не теряют надежды обжаловать определение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Set your Twitter account name in your settings to use the TwitterBar Section.