ОСНОВНОЙ НЕДОСТАТОК

rossijskoe strachovanieЧем дальше в лес, тем больше дров… Не правда ли? Но… делать нечего. Нельзя выяснить себе сущность нашего страхового договора, не ознакомившись предварительно с целым рядом его юридических хитросплетений. И вот поневоле забираешься в дебри.

На очереди основной органический недостаток наших полисных условий – односторонность их требований.
Три законных соображения заставляли страховые общества быть при разработке условий всегда начеку: соображения самозащиты, устойчивости и барыша. Но, заботясь о личных своих интересах, общества не имели досуга подумать об интересах тех, кому они должны были в последствии служить, и в результате интересы последних оказались обойденными. В конечном итоге наш страховой договор односторонен, но односторонен не потому только, что в нем нашли себе наиболее яркое воплощение личные интересы страховых обществ, а потому еще, что в нем отсутствуют грани, противовес, нечто такое, что ограничивало бы беспредельность заявляемых страховым обществом претензий.
Попытаюсь и эту мысль пояснить примером и для этого остановлюсь на том пункте полисных условий, который требует, чтобы сведения, отбираемые у клиента при подаче им так называемые объявления, были правдивы.
В сводной, обобщенной редакции правило это гласит:
“Помещение в объявлении ложных, заведомо ложных, а иногда даже просто неправильных сведений лишает страхователя права на страховое вознаграждение”.

Если бы к.л. страховое общество вздумало точно придерживаться буквы такого правила, а такое правило ведь закон, то едва ли хотя бы один страхователь получил когда-нибудь страховую сумму. Достаточно было бы с его стороны малейшей и невольной ошибки, напр., в годах к.л. из близких родственников, чтобы он сразу же лишился всех своих сбережений. Поэтому страховые общества отнюдь не из чувства человеколюбия, а исключительно в своих же собственных, совершенно правильно понимаемых интересах обычно сквозь пальцы смотрят на такие вольные и невольные ошибки и в большинстве случаев предпочитают – платить. Но юридическая сущность дела от этого нисколько не меняется и при желании, опираясь на закон, общества всегда могут отказаться от платежа.
И, тем не менее, приведенное выше правило необходимо, ибо отсутствие его неминуемо привело бы к целому ряду обманов со стороны недобросовестных лиц. Но только наряду с ним должен быть и противовес, ряд постановлений строго ограничивающих это в высшей степени растяжимое правило и определяющих, когда и при каких условиях даже явно неправильное показание не должно колебать договора и не должно лишать страхователя права на вознаграждение. Будь в наших условиях такой противовес на лицо, односторонность договора сразу же сделалась бы нечувствительной, и обе стороны сразу же оказались бы в изв6стном смысле равноправными.

Так, например, обстоит это дело на западе, где законодатель берет под свою защиту более слабую сторону, т.е. страхователя, и где мало помалу проводится принцип ответственности общества даже при наличности заведомо ложных показаний клиента, если только эти показания не имели существенного значения для дела. Но у нас, повторяю, ничего подобного нет, требования страхового общества у нас ничем не ограничены и в результате беззащитный страхователь фактически отдается на милость или немилость могущественного страхового общества.

Comments are closed.

Set your Twitter account name in your settings to use the TwitterBar Section.