bank bankrot…не в силах думать без восторга
о китах:
Какое мужество! Какая грация!
Какие тысячи тонн!
Какое плавное существование!
Какой несуетный нрав!
(М.Щербаков)
В течение осени и зимы банк “Российский кредит” жил трудной, но интересной жизнью (с его точки зрения). Осенью, насколько можно судить по данным балансов на 01.10, 01.11 и 01.12, кардинальных перемен с ним не происходило.

А вот более свежий баланс – на 01.02.99 – говорит о довольно существенных переменах за прошедшую зиму (правда, этот баланс не оборотный, и некоторые вещи из него выяснить нельзя).
Хотя активы и пассивы банка выросли, это произошло в основном за счет роста курса доллара (у “Роскреда” изначально была велика доля валютных статей баланса). Если летом эти цифры колебались в районе 30 млрд руб, то осенью они перевалили 50 млрд, а реальные активы (без межфилиальных оборотов) возросли с 16 – 17 млрд руб до 23 – 24 млрд. Впрочем, в долларовом выражении активы сократились почти вдвое.
Собственные средства банка практически не менялись – стандартные 1,9 млрд руб (довольно много по сравнению с объемом привлеченных средств), к февралю они снизились до 1,7 млрд. Депозиты физических лиц – предмет нашего особого интереса – в октябре-ноябре изменились тоже незначительно: с 3,5 до 3,1 млрд руб. К февралю же их размер снизился до 2,2 млрд – и это несмотря на то, что значительная часть частных вкладов была в валюте! Значит, “Роскред” довольно заметно снизил свои обязательства перед частными лицами. Непонятно, правда, – путем выплаты реальных денег или путем перевода вкладчиков в Сбербанк на невыгодных для них условиях? Из баланса это не видно.
Различные клиентские счета составляли на 01.10 менее 1,5 млрд руб, и остатки по ним потихоньку снижались на протяжении всего периода (до примерно 1,2 млрд в феврале). Однако важно, что с проведением расчетов у банка становилось все хуже. Сравните: если за сентябрь оборот по основному коррсчету в Центробанке составил более 10 млрд руб, то за ноябрь – всего лишь около 0,6 млрд. А по состоянию на 01.02 почти 2,1 млрд руб клиентских денег зависло в расчетах: они были списаны со счетов клиентов, но не ушли к получателям из-за нехватки денег на коррсчете. Искренне жаль счетовладельцев.
Решающую же долю в пассивах составляют средства банков-нерезидентов: если бы не они, “Роскреда” давно бы не было. В начале сентября полученные от них кредиты и депозиты составляли около 4 млрд руб, в октябре-ноябре – уже 8 – 9 млрд; к февралю же их объем вырос до 11,1 млрд (впрочем, в большой мере этот прирост – просто следствие курсовой переоценки). К этому надо еще прибавить 1,3 – 1,4 млрд руб, которые осенью иностранные банки держали на коррсчетах в “Роскреде” (в феврале, правда, эта цифра сократилась до 0,3 млрд). В сумме на иностранцев приходится около 45% валюты баланса – весьма изрядно. (И это при том, что коррсчета отечественных банков в “Роскреде” не превышали 1 млрд, межбанковские кредиты – 0,1 млрд, а депозиты российских юрлиц – 0,3 – 0,4 млрд. А Центробанк его не кредитовал в принципе.)
В чем причина такой любви зарубежных банкиров к лопнувшей российской структуре? Видимо, “Роскред” был им нужен для какой-то перекачки или “отмывки” денег. Ведь и в активах у него крупнейшая статья – “кредиты юридическим лицам – нерезидентам”. В начале сентября – 4,6 млрд руб, осенью – рост от 9,4 до 11,1 млрд; на 01 февраля – уже 14,2 млрд. То есть в эти кредиты выдано даже несколько больше денег, чем “Роскред” получил от иностранных банков!
И что важно: этот прирост не объясняется только ростом курса. Кредиты, выданные нерезидентам более чем на три года, составляли в октябре 0,4 млрд, в ноябре – 0,2 млрд, а в феврале вдруг подскочили аж до 2,6 млрд! Значит, за декабрь-январь почти 100 млн долл было выдано неизвестно каким иноземцам в сверхдолгосрочные кредиты! И это в то время, когда частные вкладчики имеют примерно такой же объем неудовлетворенных требований к банку по своим депозитам, да плюс еще почти такая же сумма зависла как непроведенные платежи клиентов из-за отсутствия средств на коррсчете… Неслабо, неслабо.
Еще одна заметная статья в активах – кредиты российским коммерческим организациям: их величина за рассматриваемый период колебалась волнообразно от 2,6 до 3,4 млрд. Впрочем, здесь, похоже, существенных новых выдач не происходило, – по крайней мере, в ноябре (оборотных данных за декабрь и январь нет). Интересно, что просроченная задолженность по кредитам, выданным “Роскредом”, невелика, но устойчиво возрастает: с 0,25 млрд в октябре до 0,75 млрд в феврале. Однако под нее в полном объеме созданы резервы.
Добавим, что в отчетный период около 1,1 – 1,2 млрд руб активов находилось в российских госбумагах (преимущественно валютных, т.е. более-менее “живых”); 1,2 – 1,3 млрд в прочих ценных бумагах, и 3,6 – 3,9 млрд – в расчетах. Сбросив свои ценные бумаги – даже если они сильно подешевели против балансовой оценки – “Роскред” мог бы в большой мере рассчитаться с физическими лицами. Но не хочется.
А вот недвижимости у банка почти нет – с октября по февраль ее балансовая стоимость снизилась с 0,15 до 0,05 млрд, прочие основные средства не превышают 0,3 млрд. Совсем зачах фонд обязательных резервов (ФОР) – около 0,1 млрд. Прочие ликвидные активы (касса, коррсчета в ЦБ и других банках) снизились за это же время с 0,2 до 0,1 млрд – просто слезы.
В пассивах же невозможно не отметить рост средств в расчетах: с 2,1 млрд в начале ноября и 2,8 млрд в начале декабря до 7,1 млрд (!!) в феврале. Добрых 3,2 млрд из них – “”обязательства по прочим операциям”, т.е. неизвестно что. Нам кажется, для “неизвестно чего” это многовато.
Убытки “Роскреда” оказались меньше, чем можно было бы ожидать, – всего 0,7 млрд за 1998 год. Не последнюю роль тут, похоже, играет своеобразная политика начисления процентов: так, за январь физическим лицам на их 2,2 млрд было начислено аж …0,0016 млрд руб, или 0,07%. Трудно поверить, что люди несли деньги под такие “атомные” ставки. Скорее, банк действует по принципу “семь бед – один ответ” и просто не занимается начислением процентов. По межбанкам (11,1 млрд) было начислено 0,0024 млрд, а по депозитам юрлиц – 0,00008 млрд. Впрочем, если отдавать все равно не собираешься, то чего мучиться с какими-то там процентами?
А вот “другие расходы” составили в январе 0,16 млрд – на два порядка больше, чем все проценты вместе. Доходы же равны аж 0,04 млрд, – и это при почти 18 млрд выданных кредитов! Похоже, банк не слишком настроен выживать – а потому не берет проценты со своих должников, и соответственно не платит их кредиторам.
Картина в целом жизнерадостна, как болото под дождем. Большие деньги получены от иностранных банков и выданы в кредиты иностранным юрлицам; денег для частных вкладчиков нет (или их очень не хочется отдавать); денег для проведения клиентских расчетов нету тоже. Кому и зачем нужно, чтобы этот банк продолжал жить, мы не понимаем. Может, все-таки пристрелить из жалости?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Set your Twitter account name in your settings to use the TwitterBar Section.