arbitrazh ukrainaСтатья 12 АПК ограничивает объем правовой защиты предприятий

Любому предприятию, независимо от его размеров, местонахождения и рода деятельности на протяжении всего времени своего функционирования приходится сталкиваться с теми или иными государственными органами, точнее с их обитателями — чиновниками. Подобные встречи не всегда проходят безболезненно, а, главное, результативно. Бесконечное и изматывающее хождение по “безликим” кабинетам — этого избежали разве что счастливцы. Да и чего греха таить, зачастую очевидная беззаконность и противоправность в поведении государственных служащих заставляет обращаться за защитой своих прав в судебные инстанции. Вот только вопрос: готов ли суд (арбитражный суд) рассматривать такие дела?

Если говорить о судах общей юрисдикции, то ответ однозначен. Глава 31–А Гражданского процессуального кодекса Украины (ГПК) так и называется “Жалобы граждан на решения, действия или бездействия государственных органов, юридических или служебных лиц в сфере управленческой деятельности”. Однако из содержания статей упомянутой главы ГПК видно, что право на обжалование предоставляется исключительно гражданам — физическим лицам. Что же касается юридических лиц, то им предлагается искать управу на зарвавшихся чиновников в другом суде — арбитражном.

АПК, ВРОДЕ БЫ, ПРОТИВ…

Статья 12 Арбитражного процессуального кодекса Украины (АПК), регламентируя подведомственность споров арбитражным судам, действительно предусматривает возможность обжалования актов — признание их недействительными. Однако как быть, если такого акта нет, а законное право субъекта хозяйствования все же нарушено? Сразу приведем пример: статья 4 Закона “О предпринимательстве” устанавливает, что ходатайство о выдаче лицензии рассматривается на протяжении 30 дней с момента получения заявления. Далее должно приниматься решение либо о выдаче, либо об отказе. А если не принято никакого решения? Что обжаловать в суде? По-видимому, противозаконное бездействие со стороны государственного органа. Однако статья 12 АПК не предусматривает возможности рассмотрения арбитражными судами споров об обжаловании действий или бездействий, и в арбитражной практике известны случаи, когда судьи в подобных ситуациях отказывали в принятии исковых заявлений.

Или другой довольно актуальный пример. Работники налоговой милиции, придя на фирму для проведения проверки, совершают ряд незаконных действий. Не принято никаких решений, есть только акт проверки. Можно ли обжаловать его? Опять спорный вопрос, поскольку, согласно Разъяснениям президиума Высшего Арбитражного Суда Украины, акт проверки (иногда и акта-то нет) еще не является правовым документом. В данном случае логичнее и целесообразнее было бы обжаловать именно незаконные действия должностных лиц.

Следует отметить, что ГПК более последователен в этом вопросе, поскольку Глава 31–А дает право гражданам обжаловать как решения, так и действия (бездействия) государственных чиновников. Чем объяснить такой разный подход к регулированию по сути одних и тех же правоотношений? Почему граждане имеют преимущества по сравнению с юридическими лицами?

Высший Арбитражный суд Украины (ВАСУ) в своем Разъяснении вслед за статьей 12 АПК также говорит о подведомственности арбитражным судам споров касательно проверки законности актов и ничего о случаях обжалования действий (бездействий) государственных органов.

Кстати, многие юристы небезосновательно, на наш взгляд, считают, что арбитражная практика идет по пути неверного, суженного толкования понятия “акт”, используемого в статье 12 АПК. Ведь в русском (украинском) языке “акт” — это не только бумажный документ, но также определенные действия, поступки. Другое дело, что статья 12 ведет речь исключительно о возможности признания недействительными актов, а очень трудно говорить о возможности признания недействительным действия (бездействия): его можно обжаловать, но нельзя признать недействительными.

Подобная редакция статьи 12, конечно же, на совести законодателя, который в мае 1997 года, принимая масштабные изменения в АПК, не удосужился до конца вычитать эту правовую норму. Как известно, ранее арбитражным судам были подведомственны исключительно споры о признании недействительными актов ненормативного характера. В дальнейшем “акты ненормативного характера” были заменены на просто “акты”, однако термин “недействительными” изменен не был. Именно поэтому сегодня мы имеем ту коллизию, о которой говорим.

… А КОНСТИТУЦИЯ, КАЖЕТСЯ, ЗА

Рассматривая подобную ситуацию, наверное, необходимо обратиться и к конституционным положениям, в частности, к статье 55 Основного Закона, где сказано, что каждому гарантируется право на обжалование в суде решений, действий или бездействий органов государственной власти, местного самоуправления и должностных лиц. Конечно, толковать Конституцию можно по-разному. Однако, по мнению целого ряда судей, в частности уже известного нашим читателям по предыдущим публикациям судьи ВАСУ Николая Гусака, тот факт, что указанная статья находится в разделе “Права и свободы человека и гражданина”, не означает, что она относится исключительно к физическим лицам и не касается юридических (рискнем предположить, что Конституционный Суд не согласится с мнением арбитров-революционеров. Его недавнее небесспорное решение по статье 58 Конституции (см. “ЮП” № 4/99) в этом отношении достаточно показательно). Права последних в не меньшей мере нуждаются в защите, ведь Конституция провозглашает равенство всех субъектов права собственности перед законом, а принцип равенства всех участников судебного процесса также является одним из основных принципов осуществления правосудия.

Таким образом, хотя АПК и не предусматривает возможности обжалования действий (бездействий) органов государственной власти, их должностных лиц, некоторые судьи арбитражных судов принимают к рассмотрению данную категорию споров. Однако повторимся, подобная практика присуща только некоторым судьям, как и в случае с претензионным порядком, о котором мы рассказывали в прошлом номере нашей газеты

Comments are closed.

Set your Twitter account name in your settings to use the TwitterBar Section.